"I put a spell on you, and now you`re mine..."(c)
Каменное крошево захрустело под моими ногами, едва я ступила на разбитые плиты парковой дорожки. Пообтрепанные временем и непогодой гриффоны слепо смотрели поверх моей головы, демонстративно впиваясь в края мраморных постаментов все еще внушительными серпами когтей. Где-то стрекотали цикады, бэк-вокал выводили лягушки в пруду и надсадно зудели над ухом комары, внося диссонанс в умиротворяющую симфонию ночи.
Я неспеша двинулась вглубь парка. Причудливые статуи тут и там выделялись размытым белеющим пятном на темном фоне растительности. Игривые грации, утонченные музы, веселые сатиры с навек застывшими у резных губ каменными флейтами. Грозные кентавры, буйствующие единороги. В этом доме некогда не скупились на выдумки.
Я забрела на дугой изогнутый мостик, переводящий на другую сторону небольшого, но глубокого ручья - ажурные перила сплошь увил темно-зеленый плющ. Ночной воздух пьянил смешанным ароматом роз и лилий - что одни, что другие давно сменили благовоспитанный ухоженный экстеръер на привольный хаос дикорастущего цветника. Пришлось потрудиться, прежде чем из сухой омертвевшей поросли произошло хотя-бы такое. Да и впрочем, меня устроит.
Я подошла к перилам и облокотилась о прохладный парапет, раздвинув глянцевые сердечки плюща. В ручье, звеневшем у ног, задумчиво плескался молочный отсвет. Я подняла голову - луна плыла в небесах, ничуть не стесняясь своей полнотелой наготы, даже не удосужась прикрыть ее прозрачными облачками, тут и там скупо размазанными по бархату синевы. Полнолуние. Око Ликейос. Лучшее время для гадания и колдовства, для поисков и путешествий меж мирами. Кульминация власти богини ночи...
Рядом что-то зашуршало и черная тень, мелькнув на грани видимости, запрыгнула на перила рядом со мной, умостившись и нахально свесив хвост.
- Поохотилась?
Полночь осияла меня сапфировыми очами и глухо мяукнула - разжимать зубы она не решилась из-за сжимаемой в них дохлой мыши.
- Чудесно. - Фыркнула я. - Решила разделить со мной скупую трапезу?
Кошка презрительно покосилась на меня, переступив лапами, но не дерзая выпускать поздний ужин из цепкой хватки. Поделиться промыслом она решилась бы только у одра умирающей от голода хозяйки, и то не сразу, а подождав для верности пока отощавшее тело окончательно остынет.
Передернув плечами и подавив невольную дрожь, я с негодованием фыркнула на загулявшую бесстыдницу:
- Вот и скачи отсюда со своей удавленницей! Еще чего - мышей она у меня под носом будет жевать...-Все еще ворчала я, пока негодующий хвост-трубой удалялся от меня бодрыми скачками, обещая всем своим ропчущим видом неумолимые и неизбежные кары на голову дерзнувшей повысить голос на его обладательницу хозяйки.
Я тихонько вздохнула и отвернулась обратно к ручью.
Луна неспешно полоскала косы в кристальных водах. По другую сторону дорожки у стен воздушной стрельчатой беседки раскинулись заросли лилий.
Налетевший ниоткуда ночной ветерок трепетно скользнул по коже, коснулся губ, заиграл в волосах. Воды ручья подо мной выводили безостановочный хрустальный перезвон, в котором слышалось отдаленное эхо смеха русалок...Глаза закрылись сами собою, и мне совсем не хотелось их удерживать.
Где-то за спиной бесшумными шлепками слышались прыжки скорее для забавы уже мышкующей кошки. Переливчато выводили редкую трель недреманные птахи в фруктовом саду позади дома. Воздух вливался в легкие сам - обманчиво тихой, хмельной струйкой. Прошла не одна минута, прежде чем я заметила, что моя грудь давно перестала вздыматься, распахнувшись во всю ширь навстречу этой ночной истоме.
Немигая смотрели куда-то вдаль застывшие в изящных позах мраморные наяды. Ртутными каплями мелькали в ручье редкие рыбехи, скатываясь в круглый осоковый пруд.
Остервенело, бешено, сумасшедше пахли лилии...

запись создана: 19.03.2009 в 22:45

@темы: словоплетение